20
лет опыта​
Пн - Вс
с 9:00-20:00
20
лет опыта​
Пн - Вс
с 9:00-20:00

О компенсации морального вреда

Баганов А.А.
Баганов А.А.

Адвокат по гражданским делам

Данные судебной статистики по защите личных неимущественных прав за 5 прошедших лет стабильны. В среднем в год в России рассматривается 5000 дел в судах общей юрисдикции и 800 дел в арбитражных судах.

Заявители выбирают средствами защиты 5 видов исков: об опровержении распространенных порочащих сведений, опубликовании своего ответа, удалении соответствующей информации из сети «Интернет», а также о компенсации морального (репутационного) вреда или возмещении убытков, которые причинены распространением порочащих сведений.

 Но наиболее распространенным способом защиты личных неимущественных прав является требование о компенсации морального (компенсационного) вреда. Исходя из статьи 1100 ГК РФ в случае причинения вреда распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, наличие морального вреда предполагается. Но как отрезвляюще говорится — гражданин предполагает, а суд располагает.

Адвокат Андрей Баганов поможет при обращении в суд.

Поэтому поговорим об актуальных проблемах судебной компенсации морального вреда.

Моральный вред граждан

Президиум Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 г. в своем Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (пункт 18) указал, что присуждение денежной компенсации морального вреда по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации должно отвечать цели, для достижения которой установлен данный способ защиты неимущественных прав граждан.

В качестве цели присуждения судом компенсации суды рассматривают возмещение заявителю действительно неблагоприятных последствий нарушения, а не наказание ответчика.

В связи с этим исковые требования о компенсации ущерба, носящие «карательный», «отягощающий» или «предупредительный» характер, не удовлетворяются. В частности, если преследуются цели фактического ограничения прав каждого на свободу выражать или придерживаться своего мнения, свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей, то такие иски фактически бесперспективны.

Наиболее трудный практический вопрос–размер компенсации. Позиция Президиума ВС РФ здесь ясна, хотя, как и все абстрактные заявления, расплывчата-сумма компенсации морального вреда должна отвечать требованиям разумности, справедливости и быть соразмерной последствиям нарушения. Поэтому уточняем — определяя сумму иска, соизмеряйте его с причиненным вредом и убедитесь, что размер компенсации не приведет к ущемлению свободы массовой информации.

Однако многие, что называется «не заморачиваются» и не обосновывают заявленную сумму, ограничиваясь лишь ссылкой на ухудшение состояния здоровья, душевные волнения и переживания потерпевшего. Но тогда не надо надеяться на чудо. Да, суд в соответствии со статьей 151, пунктом 2 статьи 1101 ГК РФ сам определит размер компенсации, но опираясь на свое понимание основополагающих принципов, т.е. на баланс интересов, соответствие поведения участников правоотношений принятым в обществе нормам поведения.

В частности, обычно суды принимают во внимание характер и содержание спорной публикации, способ и длительность распространения недостоверных сведений, степень их влияния на формирование негативного общественного мнения о лице, которому причинен вред. Также суды оценивают то, насколько достоинство потерпевшего, социальное положение или деловая репутация при этом были затронуты. И другие отрицательные последствия, а также в некоторых случаях и его индивидуальные особенности (например, возраст и состояние здоровья). Бывает, что суды учитывают и показатель уровня жизни населения в конкретном регионе — прожиточный минимум в субъекте Российской Федерации.

Показателен следующий пример. Удовлетворяя иск гражданина о признании порочащими его честь и достоинство сведений, содержащихся в опубликованной в газете авторской статье, суд, оценивая соразмерность заявленных истцом требований о компенсации морального вреда и взыскании 500 тыс. руб. (с редакции) и 300 тыс. руб. (с автора публикации) последствиям распространения этих сведений, признал необходимым уменьшить размер подлежащей взысканию компенсации в сто раз-до 5 тыс. руб. и до 2 тыс. 500 руб. соответственно.

Снижая сумму компенсации до указанных размеров, суд принял во внимание не являющийся значительным объем тиража печатного издания, где имела место оспариваемая публикация, и пришел к выводу о том, что возмещение в размере, заявленном в иске, несоразмерно причиненному вреду.

 Замечу, что в целом не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль, физическое неудобство и нравственное страдание и тоску.

Задача адвоката (и разумеется суда) состоит в том, чтобы показать достаточные мотивы, оправдывающие ту или иную сумму компенсации морального вреда, присуждаемую заявителю. В противном случае, отсутствие таких мотивов может повлечь присуждение заявителю несоразмерно малой суммы компенсации (что в свою очередь позволит оспаривать решение, ссылаясь на неадекватное и неэффективное устранение судом нарушения прав потерпевшего).

Моральный вред юридическим лицам

По делам, рассмотренным до 1 октября 2013 г. (даты вступления в силу Федерального закона от 2 июля 2013 г. N 142-ФЗ), требования о компенсации морального вреда заявлялись и юридическими лицами, которым на основании пункта 7 статьи 152 ГК РФ (в ранее действующей редакции) такое право было предоставлено в случае распространения о них сведений, порочащих их деловую репутацию.

Ныне действующий пункт 11 статьи 152 ГК РФ исключает применение нормы о компенсации морального вреда при распространении сведений, затрагивающих деловую репутацию юридического лица.

В чем же причина, т.с. «тайная пружина», подвигнувшая законодателя на «ущемление» интересов коммерсантов?

Дело в том, что компенсация морального (репутационного) вреда пострадавшему юридическому лицу не требовала доказательств точного размера вреда, что сильно упрощала дело (тогда как иски о возмещении убытков требовали доказывать такой размер).

Так вот, с учетом новой редакции ст.152 ГК РФ, юридические лица и индивидуальные предприниматели как субъекты предпринимательской деятельности стали защищать свою деловую репутацию путем опровержения порочащих их сведений или опубликования своего ответа в печати, а также заявлять требования о возмещении убытков, причиненных распространением таких сведений.

Впрочем, были и несогласные как среди теоретиков, так и практиков. К примеру, всем известный адвокат Г.М.Резник, комментируя ст.152 ГК РФ, напомнил, что «…деловой репутации юридического лица нередко причиняется вред, не связанный с прямыми убытками». Крупные фирмы (типа Альфа-банка, ТД Церера и др.) и вовсе заявляли иски о компенсации репутационного вреда от 1 до 300 млн. рублей, прямо ставя вопрос, а почему юрлицо не вправе претендовать на компенсацию нематериального вреда, причиненного репутации не путем опровержения порочащих сведений и\или возмещения убытков, а через взыскание репутационного вреда?

В поддержку этих непокорных была приведена позиция законодателя, запретившего судам отказывать во взыскании убытков лишь только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности (п.1 ст.393 ГК РФ). Данное правило в силу п.2 ст.307.1 ГК РФ применимо и к обязательствам вследствие причинения вреда, в том числе делам о защите деловой репутации.

Наконец и Верховный суд РФ в определении от 18.11.2016 года № 307-ЭС16-8923 разграничил репутационный и моральный вред.

При этом ВС РФ отметил:, чтобы получить компенсацию репутационного вреда, надо доказать А):

 общие условия деликтной ответственности (наличие противоправного деяния со стороны ответчика, неблагоприятные последствия этих действий для истца, причинно-следственную связь между действиями ответчика и возникновением неблагоприятных последствий на стороне истца, с учетом реальной возможности влияния действий ответчика на формирование мнения об истце у третьих лиц), за исключением условия о вине ответчика, поскольку действующее законодательство (статья 1100 Гражданского кодекса) не относит вину к необходимым условиям ответственности за вред, причиненный распространением сведений, порочащих деловую репутацию.

При этом с учетом специфики рассматриваемого спора необходимо учесть, что противоправный характер действий ответчика должен выражаться в распространении вовне (сообщении хотя бы одному лицу), в частности посредством публикации, публичного выступления, распространения в средствах массовой информации, сети Интернет, с помощью иных средств телекоммуникационной связи, определенных сведений об истце, носящих порочащий (направленный на формирование негативного общественного мнения о деловых качествах истца) и не соответствующий действительности характер;

Но одного лишь факта распространения порочащих сведений недостаточно. Юридическое лицо должно также доказать Б), а именно:

  • факт сформированной репутации в определенной сфере (например, в бизнесе, промышленности, образовании);
  • факт наступления неблагоприятных последствий (сокращение числа клиентов, утрата конкурентоспособности, утрата доверия к репутации) из-за распространения порочащих сведений.

В рассмотренной ВС РФ ситуации университет, о котором были распространены порочащие сведения, не доказал перечисленные обстоятельства. Именно поэтому ему отказали в возмещении репутационного вреда.

Баганов А.А.
Баганов А.А.

Адвокат по гражданским спорам

Бесплатные консультации по:
8 912-24-15-978 (WhatsApp)
baganov@svbaktiv.ru

получите ответ опытного адвоката!

Другие статьи

Я перезвоню Вам самостоятельно !
Заполните форму ниже и я Вам перезвоню
адвокат Баганов
Баганов Андрей Александрович
Только полезные статьи!
Никакого спама
адвокат Баганов
Баганов Андрей Александрович

Задайте свой вопрос адвокату по гражданскому праву

оставьте контакт для обратной связи, получите ответ или рекомендацию.